Мазикино

Остров который я случайно обнаружил здесь и выбрал для летней рыбалки как временную резиденцию и место для ночлега.

Эти лесистые прежде места находятся на зоне затопления Чебоксарской ГЭС и входят в ряд таких подобных мест как: Дубовая, Алатайкино, Карачурино, Заячья губа и так далее. Это всё бывшие затопленные селения. Но деревня Мазикино существует и сегодня. Её именем зовётся добрый кусок водохранилища, который располагается под обрывом, где стоит деревня. В этом районе находится бывшее устье речки Арды, которую тут чаще называют Ардинкой. В своё время устье речки было похоже на широкий коридор среди березовых рощ, вмёрзших в лёд. Причём берёзы стояли высокие, мощные. Сейчас, конечно, берёзовые рощи попадали в воду. Это самое слабое дерево, не умеющее противостоять воде. Иногда такие берёзы оказывались древесными трупами-мумиями. Вот стоит во льду крепкое на вид дерево с белой красивой берестой, а толкнёшь его, и падает тут же берёза, треснув и крякнув на прощание. Дубы держались и держатся дольше всего. В некоторых местах до сих пор ещё торчат изо льда. Если бы их не спиливали и не увозили на дрова, то и сейчас бы стояли дубовые рощи среди серых свинцовых волн и ледового панциря, в зависимости от времени года. Но это хорошо, что убирают лес местные жители для своих повседневных нужд. И так хватает гниющего на дне дерева. Когда достаёшь из лунки снятую с коряги блесну, на которой болтается сучок от дерева, то из лунки тяжело выдыхает прелой древесиной.

Эти места у Мазикино, куда я сейчас заглядываю всё реже и реже, вспоминаются ностальгически в связи с эпизодами моей робинзонады на маленьком круглом островке, который я случайно обнаружил здесь и выбрал для летней рыбалки как временную резиденцию и место для ночлега. И это был удивительно уютный островок. (Сейчас он почти разбит волнами). Круглый, он по берегу густо зарос липняком и березками, образующими плотную живую изгородь. А за изгородью открывалась великолепная поляна, вся в луговых травах и цветах. Здесь, как на настоящем лугу, гудели пчёлы и порхали бабочки, было всегда тихо, даже если с Волги дул ветер и шла волна, бьющая в песчаный берег тяжёлым накатом. Много времени я проводил в отпуске на этом островке, который я уже назвал своим. Кроме меня, он никого и не привлекал.

Местные рыбаки ставили сети ближе к длинному острову, у полосы береговых кувшинок, а городские рыболовы стремились к Волге, к островам и протокам перед руслом. Я же приноровился здесь ловить вполне приличную рыбу, но рыбалка была разная. На песчано-травянистом чистом мыске, который был единственным прогалом среди живой ограды из мелколесья и смотрел на Волгу, я забил постоянные крепкие рогульки под удочки. Здесь я обычно встречал раннюю зарю и поздний вечер, когда на песчаную косу перед островом, куда я подкидывал прикормку, выходила средняя и крупная плотва, густера, лещи. В это время я отводил душу в классической ловле на поплавочную удочку. С восходом солнца клёв становился всё слабее, а затем прекращался вовсе. И это объяснимо. Глубина на косе составляла не больше полутора метров. Какая крупная рыба будет здесь на песке брать, когда солнце пронизывает воду до самого дна? Рыба отлично видела леску, все огрехи снасти и меня, сидящего на берегу.

Тогда я садился в резиновую лодку и шёл к жерлицам-рогулькам, которые были выставлены в траве вокруг островка. Глубина там тоже не больше метра, но рано утром к жерлицам выходили щуки весом до 5 кг. И это были достойные противники. Нередко не выдерживала леска моих жерлиц, но чаще я был с добычей.

Днём в жару я оплывал островок с лёгкой удочкой и подкидывал под кусты и деревья муху или какую-нибудь личинку, найденную на островке. Нередко сразу после заброса на мели вскипал бурун и на леске бился язь или голавль. Эти рыбины выходили сюда днём под ветки деревьев и под свисающие к воде кусты. Здесь была тень и, видимо, падали с веток насекомые.

Однажды в грозу с острова, что был напротив метрах в пятисот от меня, вышла лодка с двумя местными жителями, видимо, косившими траву на острове. Волна была большая. И вскоре я услышал крики о помощи. Когда я подошел на резиновой лодке к месту, где утонула лодка, то увидел женщину, цепляющуюся за ствол тонкого дерева, торчащего из воды, и мужчину, держащегося за цепь, накинутую на то же деревце. Их руки мне пришлось с силой разжимать, чтобы отодрать пальцы от дерева и цепи.

Нам тогда повезло. Мы смогли втроем добраться в большую волну на старой резиновой лодке до берега, и лопасть весла сломалась уже у острова. Если бы это случилось там, то неизвестно, чем бы всё кончилось.

Александр Токарев и fishx.org

Советую прочитать:

Рыболовные места России

Ловля на жерлицы

Лодки и моторы

Перейти на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.