Жил-был рыболов и поэт

Алексей Бахтин – хороший товарищ, рыболов и поэт. Сделал себя сам, справился с трудностями, смертельной болезнью-бедой… Не смог только справиться с подлостью и житейской корыстью.

Сырая февральская оттепель… Снег лежит на лобовом стекле, стекает ручьями и расшвыривается по сторонам дворниками. Снежные заряды сменятся мелкой моросью. Мы едем с Алексеем на протоки зоны затопления Чебоксарской ГЭС. Это мои любимые протоки между длинными и узкими островами, на берегах которых спят под снеговыми шапками копаные и сложенные из брёвен жилища-землянки. Давно обещал я Алексею показать эти места, где среди белой тишины иногда несколько дней можно никого не встретить и лишь падает с серого неба звонное «крун-крун» старого ворона, кружащего среди мелколесья, хрустит снег под ногами и вековечно гудят ели на Жареном бугре, качаясь на волжских ветрах.

На стареньком «Москвиче» Алексея по льду протоки подъезжаем прямо к землянке. Ловим тяжёлую сорогу-плотву, которая, почуяв весну и талую воду, пошла по протоке. Потом я ставлю жерлицы.

Вечером неожиданно стих ветер, перестал идти мокрый снег. Небо открылось по вечернему алое, в синих студёных прожилках. Снег стал жестяным и загромыхал под ногами.

Мы топим печку в землянке да алого румянца на ржавых боках. Выпиваем по рюмочке-другой, закусывая копчёным салом и дольками лука-репки. Становится мягко и тепло. Пахнет тёплым папоротником, которым я ещё осенью устлал нары, закрывая сезон спиннинга. В оконце заглядывает Луна. Мы, разгорячённые водкой и жаром протопленной землянки, выходим наружу. Высокое небо усыпано мириадами звёзд. Лунный свет струится и мерцает на снегу, схваченном морозом. Полная Луна невероятно большая. Она словно всматривается в нас тёмными и мертвенно неподвижными глазницами. В этом падающем свете полнолуния всё было волшебно и недоступно описанию, просто был восторг, переполняющий нас. И Алексей начал читать свои стихи. Строки и рифмы словно впитывались в душу и были очень естественны в морозной тишине и лунном свете, лежащем окрест.

Утром мы ловили плотву. А вскоре, когда уже румяное утро со звонким морозцем разогрелось по дневному, зашелестело талой хлябью, вскинулся вдруг посреди протоки флажок жерлицы. Скрипнула, провернулась, было, и бешено закрутилась катушка, мелькая крашеной алой половинкой. Щука пошла сразу, бескомпромиссно, яростно, по-весеннему. Бежим к жерлице. Подсекаю и вывожу, отпуская и снова подтягивая, тяжёлую рыбину. Щука уже под лункой, натужно елозит леской о ледовый край. Нащупываю и беру её багром. И вот уже бьётся на льду матёрая рыбина с розовым брюхом и алыми плавниками на тёмно-золотистом теле, косит острым и злым глазом, укусила бы, сожрала… Но только расшвыривает тяжёлым хвостом снеговую крошку.

– Хорошая, килограммов на семь, – любуется Алексей.

– Да, где-то на шесть с полтиной. Забирай, поджаришь. Икры насолишь.

– Да ты что, Сашка, ты ж поймал!

– Забирай-забирай, я их сколько уже переловил и ещё поймаю, а ты первый раз здесь и когда ещё приедешь снова…

Знал бы я… Не приедет в те места Алексей теперь уже никогда.

 

Судьбы людей обрываются нередко неожиданно и нелепо. Наверное, так вышло и с Алексеем Бахтиным – хорошим товарищем, рыболовом и поэтом. Нелепость его ухода тем более была заметна на фоне невероятного оптимизма, жизнелюбия и целеустремлённости Алексея. Меня поразила сила его воли, когда смог он справиться со страшной болезнью, с раком, найти в себе силы двигаться дальше и победить. У него получалось всё: репортажи в газете, где он работал, стихи, наполненные жизнью, красотой и оптимизмом, и, конечно же, рыбная ловля. В подаренной мне его книге «За золотой рыбкой» я читал и открывал для себя совершенно незнакомые мне картинки простой деревенской рыбалки.

А потом занялся Лёшка бизнесом. Вскоре он пошёл в гору: купил тот самый «Москвич»-комби, на котором мы тогда и ездили к Жареному бугру. А дальше всё, как в американской мечте. Пересел Лёшка на «Фольксваген-Пассат», стал владельцем магазинов, победил рак, отдыхал потом на Кипре, восходил на горы и купался в заморских лазурных водах. Человек сделал себя сам, справился с трудностями, смертельной болезнью-бедой… Не смог только справиться с подлостью и житейской корыстью. Убили его из-за денег компаньоны на очередной сделке. Бросили тело у города в придорожном кустарнике, а машину увезли и сожгли в соседней Кировской области. В последний свой день на этой Земле купил Лёшка билет на Кипр и отправился на встречу со своими компаньонами. И эти отморозки убили его из-за денег. Ничего личного. Нашли и судили эту мразь, но Алексея уже не вернуть.

И всё же, думается, Лёшка и сейчас живёт в невероятно далёкой заоблачной выси и одновременно где-то рядом, видит нас и радуется за нас, плывёт на лодке в лунном свете и  рыбачит в реке Вселенной…

Александр Токарев и fishx.org

Советую почитать:

Книги о рыбалке

Перейти на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.