Рыбалка | Рыбацкие рассказы, байки и юмор | Встречи с Большой Кокшагой

Встречи с Большой Кокшагой

Часть 3

Ниже Старожильска река Большая Кокшага не меняет свой характер

Так же высятся большей частью по правому берегу высокие обрывы, под которыми вода ходит в неторопливом обратном течении, возвращаясь на основную стрежневую струю, встречаясь с ней, разбиваясь на неровные вихревые потоки и снова прибиваясь к берегу. Здесь, под обрывами, лежат старые дубы и ели, принесённые большой талой водой. В этом подводном буреломе держатся золотые матёрые язи, прячутся в норах и под стволами топляков мрачные налимы, а в иных ямах сомы притаились на дне. И чем ближе к Волге, тем больше сомов обитает в коряжистых ямах Большой Кокшаги. Но у самого Старожильска сомов, очевидно, стало мало или они здесь перевелись из-за прессинга рыболовов, а главное – из-за ударов током, которыми время от времени убивают реку электроудочники. Помнится, крайнего сома я поймал здесь относительно давно, когда старший сын был ещё мальчишкой. Тогда, на осенней ловле налима, стояла лунная ночь. Налим брал не часто, но регулярно и уверенно, что в те времен

а поздней осенью было обычным делом. За ночь на закидушки попадалось обычно не менее десяти неплохих рыбин. Но одна из поклёвок была не совсем обычной, не похожей на хватку налима, когда колокольчик закидушки может качаться на леске под неторопливыми рывками и позванивать так же неторопливо и негромко. В этом же случае колокольчик заголосил, словно от ночной поклёвки язя или голавля. Хотел было разбудить спящего в палатке сына, но пожалел его, пусть поспит, хотя у нас был уговор, что разбужу его во время поклёвки рыбы.

Подойдя к закидушке, вижу гнущийся к воде ивовый прут, в котором обычно крепится леска, и качающийся колокольчик, выдающий звонкие трели на всю реку. Берусь за леску и понимаю – это не налим. В руках рвётся леска, толчками тянущая в глубину. Налим обычно более спокойно идёт к берегу на леске, хоть и крупный.

Вот в свете фонарика забелело брюхо рыбины, последовал удар мощного хвоста на песчаной отмели. А сзади послышалось одновременно: «Ага, а меня не разбудил?! Я тоже хочу ловить!». Проснувшийся сын, подбежал ко мне и взялся за леску закидушки. Так вместе с ним и вытянули мы на берег сома, ну, не сома, а сомёнка на три килограмма, но для малой лесной реки – это добыча не частая и в те времена. А сейчас что-то вообще перестали здесь попадаться эти ночные хищники.

В районе Долгой Старицы

Ниже по течению, в районе Долгой Старицы, видел я когда-то совсем уже необычную поклёвку. Тогда и я был помоложе, перед армией ещё. Помнится, подсмеивался я над отцом и над его снастями-закидушками, где основная леска была миллиметровой или сдвоенной из двух лесок диаметром 0,8 миллиметров. Не понимал, для чего нужен такой запас прочности? На поводках же у него была леска толщиной 0,6 миллиметров. Тоже – на крокодила. А крючки были самодельные, так называемые «волжские», хищно-выгнутые, острые, крупные и мощные.

И вот наблюдаю утром такую картину: мощный ивовый прут падает на воду, брякает колокольчик на леске и захлёбывается водой, а прут начинает выползать из песка, несмотря на то, что находится под прямым углом к воде. Это ж какой силищей надо обладать рыбе, чтобы вытворять такое? Отец бежит к закидушке и пытается вываживать рыбу, но не может удержать леску. Тогда он наматывает её на палку, лежащую на песке, и, перекинув леску через плечо, тянет её, словно бурлак рыбацкую шаланду на картине Репина. Следует мощный рывок и леска слабнет, а отец обессилено и огорчённо опускается на песок. Рыба порвала и его мощную снасть.
Вскоре отец соорудил ещё более страшную на вид закидушку. И сом опять взял!.. И …опять оборвал… Только теперь подвёл крючок.

Ниже Старожильска раньше на берегах Б. Кокшаги жили деревеньки Мишенино и Сабанаково

От Мишенино теперь и следа не осталось, а о Сабанаково напоминают остатки сараев и холмики на месте домов, заросшие крапивой. Здесь был когда-то лесоучасток и по песчаной дороге вдоль реки шли лесовозы, вконец разбившие дорогу.

Ещё ниже находится также заброшенное селение Маркитан, где остался один дом, в котором живут какие-то отшельники, по крайней мере, жили несколько лет назад. Это уловистые рыбацкие места, где в ямах лежат топляки, обитает крупная рыба, и тонут люди. Говорят, рассказывал водолаз, отыскивающий утопленника в такой яме, мол, кругом на дне лежалые дубы и ели с острыми, словно пики, сучьями, течение очень сильное, бросает на острые палки, выкидывает наверх, страшно…

Александр Токарев и fishx.org

Советую прочитать

Рыболовные места России

Встречи с Б. Кокшагой часть 1

Встречи с Б. Кокшагой часть 2

Встречи с Б. Кокшагой часть 4

Перейти на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.