Вечерняя щука и ночлег в землянке по-чёрному

…Набрав дров почти на ощупь, зажигаем в землянке свечу и обнаруживаем… что печки нет.

К озеру я подошел уже на закате. Сел за камышами у пробуренной торопливо лунки. Соскучился по рыбалке… Тук! – сразу же ударило по кивку. Из лунки с плеском вылетел ощетинившийся окунек-горбунок и заплясал на льду, едва подернутом свежим снежком и сахаристым инеем. Тук-тук! – задробило часто и весело. Сразу два окунька сели на желтую мормышку-глазок и крючок, подвязанный выше. Взявший на мормышку был крупнее и светлее верхнего. Он согнулся на льду в изумленном напряжении, затем, опомнившись, сильно извернулся и сухо зашлепал алым хвостом по инистой крошке, брызжущей закатным солнцем. В пронзительных выпуклых глазах рыбы остановилось небо.

Надергав десятка два окунишек, я пошел ставить жерлицы. А тут и точка живая зачернела в дальнем конце озера. Это мой друг детства и сосед по подъезду тогда ещё многоквартирного дома выбрался на рыбалку после работы. В этот раз мы решили вечером приехать на озеро, чтобы впереди было два полных выходных и два полноценных дня рыбалки.

Товарищ спешил ко мне, и от этого потеплело на душе. Андрей быстро приближался, и еще издали уже начал бармить и ворчать:

– Подожди меня, всю рыбу выловишь, хапуга!..

– Оставлю пару хвостов тебе для отчета. А то жена опять предъявит гамбургский счет по поводу левых походов к теплой лунке…

– Сало свое фирменное нарезай, водка киснет и в животе Витас воет !..

– Иди-иди…

Приняли по огненной сотке, захрустели вдогонку лучком и моим самодельным шпиком, остро пахнущим чесноком и густо обваленным в красном перце-чили.

Только решили, что «между первой и второй…», как ближняя жерлица, поставленная самой первой, дернулась в отдаче от вскида флажка и зашелестела быстро раскручиваемой катушкой.

– Самострел?.. – не верится мне, ведь только поставил, да и время уже позднее для щучьего выхода. Нет, грузило уже давно достигло дна, и катушка должна была остановиться. Но леска на наших глазах быстро уходила в лунку.

Тихо-тихо мы крадемся к жерлице. Озеро неглубокое. Не спугнуть бы…

Берусь за леску, и сразу следует сильный ответный рывок. Рука машинально делает подсечку. Есть! Рвется на леске несогласная и упрямая тяжесть. Рвется и душа из груди, отовсюду, где только держатся эти пресловутые граммы неведомой сущности-субстанции, называемой душой человеческой, взвешенной уже пронырливыми яйцеголовыми… И вот уже на льду разгибается яростно и вновь становится тугим кольцом желтобрюхая, свирепоглазая щучища с алыми, как у сороги, плавниками!.. Не может быть!.. – где-то вроде бы не верится, а в подтверждение реальности бьется на льду необыкновенное чудо, а для кого-то просто – рыба, годная в пищу…

Щука на жерлицу треногу

Не успев опомниться от удачи, я замираю уже от ужаса… Мне кажется, что Андрей стал многолик и многорук, как Шива… Еще мне показалось, что рядом завизжал бензобур. Андрей был везде. Он появлялся неожиданно, кажется, со всех сторон, и лед уже напоминал теперь поле брани, густо пробитое картечью, или невиданный по размерам дуршлаг в дырках-лунках… Но… щука уже не брала. Пришла ночь. Пора на ночлег.

Зайдя в темную землянку, я в первую очередь пытаюсь нащупать печку. Лишь бы она была на месте, тогда будет и тепло и уютно в жилище, когда-то построенном мною и отцом. Рука задевает что-то металлическое. Вроде на месте. Набрав дров почти на ощупь, зажигаем в землянке свечу и обнаруживаем… что печки нет. В нынешнее время, когда человеческие законы, кажется, начинают устаревать, это не было чем-то необычным. Но нам от этого не легче. Тем более, что мороз крепчал до треска в мерзлом лесу.

Пришлось сооружать небольшой костерок на металлическом щите, и топить землянку по-черному… Но было дымно и чуть теплее, чем на улице. Согревшись изнутри и завернувшись, кто во что, пытаемся задремать.

Утром мороз выгоняет нас из землянки, и мы бежим греться в лес. Там разводим костер-пожарище из смолевых скрученных пеньков, и наслаждаемся вкусным теплом. А там и жерлицы заиграли вместе с молодым солнышком. И был звонкий день, алеющие флажки на инистом льду, и были щуки желтоглазые пятнистые, и было рыбацкое братство, не понятное сухим прагматикам, скользкоглазым политиканам и скопидомам-олигархам, давящимся из-за копейки-бакса! И было простое счастье в неяркой заре посреди соснового бора, пахнущего живицей и пронзительной морозной свежестью!..

Александр Токарев и fishx.org

Советую прочитать:

Землянки

Закуска из щуки в землянке

Ночь на льду в палатке и весёлая рыбалка

Поделись с друзьями!

Fishx.org в Яндекс Дзен

Автор публикации

не в сети 15 часов

fishx

0
Комментарии: 8Публикации: 1800

Один комментарий

Оставьте свой комментарий
  1. Можно было бы нагреть камни или кирпичи на костре если бы они были на острове. А так для ночлега только нодья, нары и тент над нарами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.