Рыба из тины

Вот тебе и волжская рыбалка…

Давно уже не выходил я на волжский простор, где бегут кипящие валы, и наполняет грудь свежий ветер, пахнущий тёплой водой и особым запахом большой реки. Как не стало моторной «Оби-3» легкокрылой, так и всё реже бываю на течении у фарватера. Но и в протоках архипелага островов идёт своя интересная жизнь, где есть те же волжские просторы, ветра и тяжёлые волны, но можно зайти в тихий залив, уставленный корягами, где вывернется вдруг у зарослей роголистника бочина сильного хищника, щлёпнет по воде увесистый хвост и кинутся врассыпную стайки испуганной верхоплавки. На границе тихой воды и волновой зыби может схватить кастмастер жерешок, кинуться на жёлтую колебалку щуренок или щука желтоглазая тяжело осадит леску и тут же, немного ближе к берегу, в зарослях кубышки, начнёт вдруг клевать золотистая краснопёрка. Эта разнообразная ловля может быть ещё более интересной, если поискать леща. Но крупный берёт редко, больше подлёщики интересуются опарышем и червём.

Здесь, на островах и в протоках, дни идут размеренно, в сонном шелесте липняка и берёз, плеске набегающих волн и бормотании дизельных движков на Волге. А красными от заката вечерами тишину нарушают шлепки и удары рыбьих хвостов в зеркальных заливах.

Я знаю, что здесь много леща. Он попадается в сети рыбаков и местных жителей, но на удочку клевать не хочет. Если встать на лодке по кромке островной полосы травы, прикормить место и забросить пару удочек, положив их на борт лодки, то можно через какое-то время дождаться поклёвки подлёщика или густеры. Вместе с этими плоскими «лещёдками» и плотва-сорожка начинает теребить наживку. Но где ходит этот толстогубый и золотобокий матёрый лещ? Я пробовал ловить и на манку, и на кукурузу. Но на Волге, пусть и мелководной, являющейся частью Чебоксарского водохранилища, рыба брала только на червя и опарыша. А растительная насадка малых рек не соблазнила даже худосочного подлёщика. Хотя на лесной речке Большой Кокшаге нередко только на неё и брали лещи и караси. У больших и малых рек разные характеры.

Оставшиеся полдня я бороздил на лодке залив, стараясь найти ямы и борозды на дне. Если находил, то забрасывал снова две свои «поплавочки» и в нетерпении ждал настоящей поклевки. Но то совсем место было безжизненно и пусто, то одолевали ерши, то снова клевали сорожки, а в траве и по её кромке, где была ямка, поплавок наклоняла и топила краснопёрка. Изредка подходили некрупные подлёщики, и тогда рыбалка становилась веселее. Но ни одного леща хотя бы за полкило не было.

На острове пообедав холодной ухой и бутербродами с колбасой, я взялся было готовить что-то вроде сторожка для импровизированной бортовой донки из спиннинга, но прилёг на ветерке и задремал.

Проснулся уже тихой ночью. Надо мной горели мириады звёзд, было безветренно и тепло, почти душно. Над кромкой мелколесья соседнего острова холодно светилась луна. От неё бежала по воде серебряная дорожка, разбиваясь от всплесков и кругов на воде плавящейся мелочи-верхоплавки. В душной тишине были слышны какие-то звуки, напоминающие чавканье и бульканье одновременно. Эти странные звуки слышались с другой стороны залива. Там берег был в камышах, а подходы к острову представляли собой сплошные заросли из роголистника, кувшинок-кубышок и полос тины, где местами были небольшие окошки чистой воды. Вот оттуда-то и слышалось это довольно громкое чавканье, словно поросята возились в тёплой грязной тине. Было относительно светло от полной луны, и я пошёл к тому загадочному месту, где явно кто-то усиленно отъедался под прикрытием ночи.

Как я тихо не подходил к берегу, чавканье всё же стихло. Но было видно, что шевелились камыши. Так же тихо я вернулся к своей стоянке и взял поплавочную удочку, захватил и червей с опарышами. Едва-едва переставляя ноги, подкрался к камышовому месту, прицелился и закинул поплавочную удочку в оконце среди густой тины. Поплавок был виден на зеркальной воде, освещённой луной. Но вдруг он побежал по поверхности и юркнул вглубь. Я подсёк и потянул удочку к себе. Вода забурлила и на тине заплескалась тяжёлая рыбина. Так прямо по тине я и вывел её на берег. Это был линь… Вот тебе и волжская рыбалка.

Утром я поймал ещё пару линей и начал готовиться к выходу на большую уже воду.

Александр Токарев и fishx.org

Советую прочитать:

На ночной рыбалке

Скоро будет брать линь

Ночные лини

Перейти на наш канал в Яндекс Дзен

один комментарий

  1. николай

    Рыба из тины это здорово. А вот уголовный элемент инспектор рыбоохраны Московско-Окского Росрыболовства г. Осташкова Тедер Ю.А. предпочитает Селигерского угорька из трубы очистных города, где выставляет закольные мережи с командой уголовников. Говорят именно из трубы очистных города угорек особенно вкусен. Видео изьятия заколов имеется на сайте Росрыболовство в контакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.