Осенние окуни

Не удалась ночная налимья ловля, а вот окуньки клевали вполне достойные.

Яркая и тихая красота золотой осени царила окрест. Вечерний свет лежал на купах берез и дубняков, выделял контрастно тени и резко очерчивал сухостоины. В прозрачном воздухе присутствовала горечь увядания и одновременно – свежесть холодных трав, тронутых вечерней росой. Пахло еще студеной водой, высветленной до слезной прозрачности. Где-то слышались осторожные шаги, треск сухой ветки, а потом вдруг, словно стадо прошло по лесу… А это, похоже, и было стадо. Вот кто портит, оказывается, тропу!.. Местами я обходил ее по травянистым обочинам, а то и на взгорки приходилось карабкаться, чтобы пройти по ровному месту, а не по рытвинам и сыпучим холмикам ноги ломать. Кабаны… Свиньи в прямом и переносном смысле… Ведь, копнули бы в низинке, под дубами. Там и желудей хватает и корешков. Опусти только рыло свое загребистое ненасытное. Нет, надо путь испортить рыболову и охотнику. Чего уж искать на притоптанной тропе?.. Потом только дошло до меня: хорошо диким семьям здесь в пустынном одиночестве, оттого и путь рушат перед человеком. Не ходи, мол, наши эти места, меченые и для любви, и для вольной жизни, и для выгула детишек-поросяток… Умные, черти… Живут, ведь, почти с городом рядом. И уток здесь уйма. И, как оказалось, – бобров. Это надо же такое дерево обточить!.. Человек не обхватит… Почти успел я заснять очень крупного бобра, плывущего по реке, но пока приближал его ZOOMом успел нырнуть, осторожный. Они же, бобры, видимо, и соорудили на яме, к которой я шел, плотину, не сразу узнаваемую именно, как сооружение. Сначала мне думалось, что это в узком месте нанесло плавника и бревен-плывунов большой водой. Но, если приглядеться, можно определить умную организацию работ и правильную конструкцию сооружения. Оттого и яма стала широка, насколько может быть она широка на малой реке.

Осенние окуни

Вот я и на яме. На воде расходятся круги от жирующей уклейки. На отмели, заросшей тиной и травой, окуни еще гоняют серебристую мелочь-верхоплавку. Тишина… Лишь ворон роняет с высоты свое печальное – «крон…», и гудит вдалеке шоссе. Начинаю готовить свои снасти для ловли налима – закидушки. Путаясь, разматываю леску с мотовилец, раскладываю кольцами на песке, наживляю мочками червей, резаной рыбкой-сорожкой, дольками ерша. Все эти деликатесы для осеннего налима привезены с собой, пойманы были рыбки заранее.

Как-то неожиданно быстро наволокло тяжелые серые тучи, упали сумерки,  Ночь пришла чернее черного. И я, уже в темноте, начинаю готовить ночлег. Спать не собираюсь – надо ждать поклевку налима, и поэтому просто развожу костер из мелкого сушняка, и долго грею песок сильным огнем, гудящим и пускающим в небо искры. Затем костер отодвигаю, и на его месте убираю все угольки, а потом настилаю прутья и на них – сухую траву, почти мягкое сено. Получается мягкая лежанка с подогревом снизу. Рядом полыхает костер. Вскоре добавляю в него три тяжелых и сухих бревна – друг на друга. Между плотно лежащими бревнами тяга не сильная, хотя и регулировать ее можно, отодвигая бревна. Жар от такого костра из дубов – медленный и сильный. По-сибирски этот медленно горящий и жаркий костер называется – нодья. Всю ночь могут тлеть тяжелые дубовые кряжи, словно печка…

Все время прислушиваюсь к звукам ночи, а вдруг зазвонит, забренькает колокольчик. Налимьих хваток я так и не дождался, хоть и просидел ночь у костра в чутком бодрствовании. Видимо, не стало здесь налима, или выбили его «охотники» с электроудочками. Хищники без совести…

Утро пришло опять ясное, с чистым прозрачным небом и седым инеем на траве. Открылось золото листвы, вначале блекло и робко, но с загоревшимся солнышком вспыхнула листва желтым и красным яркоцветьем.

И тут вдруг просела леска закидушки, а потом подкинуло ее кверху. Набатом ударил и зазвонил латунный колокольчик. Поклевка!.. Подбежав к закидушке, быстро выбираю леску. На ней что-то упирается несогласно. Окунь!.. Наверное, с полкило весом. Взял, полосатый, на живую сорожку, которая, видимо, каким-то образом села на крупный крючок с червяком, приготовленный для налима. А тут и окунь жадный не удержался при виде нежной рыбки на крючке… И тоже – в садок.  А я достаю телескопическое удилище, насаживаю на мелкий крючок-заглотыш кусочек червяка и ловлю верхоплавку-чику с уклейкой. На пойманных рыбок, время от времени, клюют окуни, поменьше первого, но вполне достойные для осени рыбки. Не удалась ночная налимья ловля, так хоть здесь душу отвести!..

Александр Токарев

Осенние окуни


Финский крючок вывернет щуку наизнанку

Мягкие приманки для крупного окуня

О ловле окуня на поплавок летом

Оцените статью
Поделиться с друзьями
Рыбалка. Снасти и способы. Отчёты. Приманки
Добавить комментарий

одиннадцать − 1 =