Рыбалка | Ловля леща | Как я нашёл леща

Как я нашёл леща

Отчёт о поисках леща. Вечером я готовлюсь к ночлегу: натягиваю палатку, ставлю на огонь котелок для ухи, слушаю приёмник с обычными уже мрачными новостями и пью горячий чай, приправленный листиками смородины, найденной на острове. Сварив уху из подлёщиков, плотвы и ершей, сижу у воды с тарелкой, наслаждаясь сладким наваром свежей рыбы. Остальную уху переливаю из котелка в глубокую тарелку и убираю под крышкой в холодок, ближе к воде. К утру бульон станет нежным желе. Бульон крепок и густ, без картошки, а ночи в августе уже прохладные, особенно посреди большой воды. Схватится уха и подёрнется золотистой плёночкой, тягучей и трясущейся, прикрывающей белые куски рыбы. Ни одно ресторанное заливное не сравнится с этой простой и наваристой юшкой, сваренной густо из свежей рыбы и приправленной вечерним воздухом. Здесь, на островах, ещё остались луговые травы, душистые и отдающие к вечеру тепло знойного на убыли лета.

Отмываю после жирной ухи котелок, кипячу воду, а потом ставлю париться на угли кашу из гороха, пшена и «Геркулеса». К ней, каше, утром добавлю лещёвой фидерной прикормки, для запаха.

Ночной ветер-бриз шевелит ветви ольхи и в песок бьёт небольшой волновой накат. Под эти звуки и засыпаю в палатке с мыслью найти утром леща, обязательно найти…

С самой ранней зарёй просыпаюсь по будильнику телефона, ёжусь от утреннего холодка, кипячу воду, завариваю крепкий чай, пробую заливное, в который уже раз удивляясь отменному его вкусу. Только такое блюдо и пойдёт с утра для завтрака, а потом – можно и горячего чайку для согрева…

Знобясь от утренней росы, промочившей камуфляж, перемешиваю кашу с прикормкой в небольшом ведёрке и выхожу на воду. Встаю на якорь-трак в той же траве, где накануне была набросана прикормка и где клевали плотвички с краснопёрками. Ну, сегодня то уж точно подошёл сюда лещ… К тому же и утро знатное, тихое, с туманом, лежащим на парной зеркальной глади протоки. Только слышно в тишине бульканье охотящихся на мелководье окуней и хлещет где-то по воде хвостом сонный ещё хищник.

Вот и первая поклёвка, настоящая, лещёвая… Поплавок, качнувшись, лёг на воду и тихо поплыл в сторону травы, медленно привставая, а затем и погружаясь. Пора… Подсекаю и чувствую в глубине на леске… ту же привычную и не упористую тяжесть вчерашних подлёщиков. Так и есть… На поверхности сонной воды, затянутой поденкой, всплеснул и засеребрился тускло в свете зари небольшой подлёщик…

Через час ловли некрупной рыбы я выбрался на берег и начал перебирать свои снасти, вытряхивать брезентовые сумки с рыбацкими запасами. Сам не зная, для чего… Что-то вертелось в голове, пока, наконец, не определилось в конкретную мысль. Найдя в сумке лёгкую кормушку-пружину, одну из тех, которые я обычно применял на тихой реке или на пруду, нацепил её на леску спиннинга, взял с собой наживку, прикормку в ведре и снова вышел на воду. Теперь я уже знал что искать… А искать надо было русловое углубление с хоть каким-нибудь течением, хотя, конечно, здесь такое место найти нелегко. Но не на Волгу же идти. Далеко, да и не готов я со снастями к волжской ловле. Там нужны бортовые донки с тяжёлыми кормушками.

Выйдя на воду, смотрю по сторонам. Вон там, на краю острова, есть русло глубиной до десяти метров. Это я знаю по зимней рыбалке, когда мы выставляли там жерлицы по шестиметровому свалу на эти самые десять… Скорее всего там была до затопления речка Рутка. Примерно в этом направлении и расположено русло от так называемого устья Рутки, представляющего сейчас залив, сплошь уставленный деревьями и корягами.

Вчера там, куда я сейчас смотрю, шла волна с Волги. Это было видно даже отсюда. Белые барашки крутились на тёмно-зелёных валах, идущих с юго-востока. Но сейчас там тишина, такая же зеркальная гладь. Итак, вперёд! К затопленной речке.

Вскоре я уже вышел за край острова, и передо мной открылась Волга-водохранилище. Полный штиль заковал громадную гладь в неподвижную и тёмную массу, в которой лежало такое же громадное небо. Опустив якоря примерно в том месте, где когда-то мы ловили со льда щук, я промерял глубину. Да – шесть метров с гаком. И есть течение, не сильное, но для моей кормушки весом в пятнадцать граммов хватит и такого.

Набиваю кормушку кашей с прикормкой, насаживаю на крючки опарышей с червяками в виде «бутербродов» и отбрасываю кормушку дальше от лодки. Всё… Снасть наготове, но будет ли что-то брать? И сторожка у меня на кончике удилища нет. Будет ли видна поклёвка? Словно в ответ на мои вопросы удилище вдруг поползло по борту, и видно было, как подёргивается вершинка спиннинга. Подсечка!.. Ага, тяжесть явно не сравнимая с юркими толчками подлёщиков… Вскоре под лодкой блеснуло, а потом и полыхнуло золотом крупной чешуи. Наконец-то!.. На леске устало упирался довольно крупный лещ. Он всплеснул ещё раз чёрным хвостом и лёг на воду. Я взял его руками и бросил в садок. Из садка взметнулся столб брызг. «Поздно, дружок, – что-то вроде этого шепчу в тихой радости. – Теперь ты мой…».

Александр Токарев и fishx.org

Советую прочитать:

Подлёщики выбирают манку и хлеб

Верховая рыба умет чавкать

На донки осенью

Перейти на наш канал в Яндекс Дзен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.