Рыбалка | Отчеты о рыбалке | Где живут дикари и ходит пьяный рыбнадзор

Где живут дикари и ходит пьяный рыбнадзор

Вот, наконец, отпуск. И хотя работа моя не занимает много времени и не похожа на регламентированные дни заводского рабочего «от гудка до гудка», но всё равно отпуск – это официальная индульгенция на месяц безделья. Где же его провести? Давно хотелось с сыновьями пожить на волжском острове хотя бы недельку. Но в это лето опять не получилось. Тогда одному что ли махнуть на Вороний остров? И чтоб тяжко гудел прибой от волнового наката в штормовой день, когда может показаться, что живёшь на краю света, на необитаемом острове. А потом зеркальный штиль ложился бы на неохватные взором просторы присмиревшей Волги-моря, лижущей ласковой волной песчаные пляжи островов под крики чаек. Пахло бы тёплой водой и рыбой. И чтоб только эти звуки и запахи были в знойных полднях и задумчивых закатах, в моем одиночестве.

На краю света, конечно, – преувеличение

Вороний остров находится на краю архипелага островов и островков зоны затопления, он последний перед волжским раздольем, самым, наверное, широким на Чебоксарском водохранилище. В пасмурную погоду здесь не всегда виден противоположный берег. Но всё равно вечером мигают на берегах огоньки Козьмодемьянска и волжских деревень. Впрочем, если безвылазно находиться на Вороньем острове в течение пяти и большего количества дней,  опаленных солнцем и выбитых ветрами, то действительно может показаться, что другого мира уже нет, а это и есть единственное место на земле, её край, край света…

Но Вороний остров – место довольно бойкое, близкое, если не к судовому ходу, то к маршрутам маломерных судов и представителей рыбоохраны и ГИМС. Последние, когда в подпитии или мучимые скукой, не всегда спокойно проедут мимо одинокого рыболова. Помнится, однажды стояли мы на резиновых лодках у Соколиного острова, что в Коротнях. Мимо по Волге проходил катер и вдруг свернул к нам. На палубе «мотылялся» из стороны в сторону субъект в полицейской форме. Не лень им было сворачивать в нашу сторону и забираться в дебри залива, который раньше был Ахмыловским озером. Когда катер подошёл к нам, один из капитанов  представился инспектором рыбоохраны и стал доказывать, что нам просто жизни нет без регистрации наших резиновых лодок и номеров на бортах наших утлых челнов. На наши объяснения, что лодки наши одноместные и не подлежат регистрации, поскольку никак не водоизмещают 200 килограммов, полицейский в форме начал хвататься за кобуру, а его более трезвый товарищ, одетый по гражданке, что-то смутно объясняя, всё же догадался дать газу и свалить, пока дело не дошло до уголовщины. Вероятно, им просто хотелось продолжения банкета, и нужно было развести лохов с левого берега. Наложить штрафные санкции в виде налички, достаточной для покупки водки или самогона в деревенском шинке.

А хотелось бы пожить в тишине и без напоминаний о торопливом укладе городской жизни – отрыжке псевдо-цивилизации. И пришла неожиданная мысль – мой островок из юности… Вернуться, вспомнить, как было, встретиться с ностальгическим «вчера», а волжские просторы и глухие лесные озера еще будут, все впереди. Решено – вернусь к своему островку, на котором я прожил немало часов дней и ночей, занимаясь рыбалкой, готовя уху и копчёную рыбу в вырытой в бугорке коптильне. Однажды этот островок послужил даже плацдармом для спасения двух пожилых людей, которые тонули на протоке. Был шторм, и лодка местных жителей ушла на дно. Пришлось отдирать их руки от тонкого ствола гнилой берёзы и грузить стариков в резиновую лодку. Так и дошли до островка среди холмов волн. Ещё и весло сломалось, ладно на мели у берега.

У островка я ловил крупных щук на жерлицы, язей и голавлей знойным днём под ветвями деревьев. На заре и вечерами сидел у поплавочных удочек и ждал поклёвки лещей, которые выходили к прикормке, набросанной на песчаное дно. На другой стороне острова, в протоке, заросшей травой, ловил линей. Это были счастливые эпизоды одинокой и удачной рыбалки, тихих ночей и знойных дней, когда я загорал на поляне, пестреющей цветами и гудящей пчёлами. А по окружности острова стеной стояли березы, создавая на островке изолированный от цивилизации МОЙ МИР.

Когда же я подошёл на лодке к островку в свой отпуск, то увидел, что моего островка нет. Его почти до конца разбила прибойная волна. Придётся искать новый островок и создавать новый мир.

Александр Токарев и fishx.org

Советую прочитать:

На машине к реке уже не подъедешь

Снова я в СССР. И немного о рыбалке

Сегодня рыб линейками меряем, завтра собранные в лесу ягоды будем поштучно считать?

Перейти на наш канал в Яндекс Дзен

3 комментария

  1. Николай

    На Селигере Тверской области инспектору рыбоохраны МОКТУ Тедеру Ю.А. пить некогда. Тедер имея в активе судимость за электроудочку и скрывая этот факт путем подлога справки о том что не имеет судимостей занят привычным днлом , браконьерством и со своей гоп командой незаконно выставляет закольные мережи ячеей 14 мм, колья которых подпиливаются ниже уровня воды. С 2015 года не удается изьять из водоема около самой рыбоохраны эти заколы. Думаю что пора вызывать центральный аппарат МОКТУ во главе с руководителем А.В. Воротилиным чтобы потренировались таскать из плеса около рыбоохраны эти заколы установленные своим подчиненным инспектором Тедером Ю.А.. Место установки обязательно укажем. К тому же пусть обьяснят как попал на госслужбу РФ Тедер имеющий судимость за электроудочку.

    • Михаил

      Сдается мне что никто из властей эти репортажи и тем более комментарии не читает…увы !

      • Рудик

        Не будьте наивным… Даже если бы они и читали эти комментарии и смотрели репортажи…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.