Главная / Отчеты о рыбалке / Ночь на острове в пятницу, тринадцатого

Ночь на острове в пятницу, тринадцатого

Так уж получилось, что поехали мы на рыбалку с Николаем-Бородой именно в пятницу, тринадцатого. И хотя я никогда ни придавал особого значения этим первобытным суевериям, тем не менее слышал о роковой роли таких совпадений числа и дня недели. И где-то в глубине души всё же было лёгкое сомнение: может быть, не стоит дразнить судьбу и ехать на день позже. Николай, конечно, искренне посмеялся над моими сомнениями, да и мне стало смешно. Поэтому, несмотря на моросящий дождь, мы отправились в путь.

В деревушке, которая раскинулась на высоком яру, ставшим волжским берегом после образования ГЭС, мы встретились со старым другом и волжанином Леонидом. Отметили встречу. Затем погрузились на две деревянные вёсельные лодки. Одна лодка была моя, а другую мы взяли у Леонида. Причём моя лодка была обычной конструкции, как строят свои суда местные деревенские жители, и представляла собой дощатую плоскодонку с днищем из оцинкованного железа. Несмотря на внушительные размеры и вес, она шла довольно ходко и была устойчивой, что важно, когда ловишь спиннингом стоя. На вертлявых лодчонках непонятно: устойчивое положение удерживать или забрасывать снасть? Какая ж тут рыбалка? Свою лодку я обычно выволакивал на берег после рыбалки и пристёгивал её на цепи и замке к крепкой ольхе, растущей на берегу.

Ночь на острове в пятницу, тринадцатого

 
 

Наш товарищ Леонид

Алодка нашего товарища Леонида была сделана из алюминиевой трубы, которые используются для полива лугов и полей. Она была едва обшита сверху досками, и даже её нос был несколько срезан, что, казалось бы, для просторов водохранилища опасно, так как такой нос не способен отбить волну. Но при этом лодка Леонида была намного легче моей, что позволяло товарищу в одиночку переволакивать её через волжские острова. Мою же шаланду и вдвоём было тяжёло перетаскивать даже через узкие переволоки и на брёвнышках-катках. Обычно это делали компанией. А перетаскивать лодки через острова нужно было, чтобы не обходить их кругом. Острова длинные, хоть и узкие. Хлипкость же конструкции лодки Леонида объяснялось ещё тем, что на своей лодке ему не надо было ходить далеко. Все деревенские жители ставили сети на так называемом «болоте», на коряжистом мелководье, закрытом от волны. И сколько бы с ними не боролся рыбнадзор, люди, живущие у Большой Воды, всегда делали это и будут делать. Не путассу же им покупать в сельмаге?

Итак, мы надели с Николаем спас-жилеты и тронулись в путь. По дороге останавливались на островке и тоже «чокались» за встречу с осенней водой, остро пахнущей ледяной свежестью. И это была большая ошибка. Нельзя пить на воде и льду, по крайней мере, «принять» можно стопочку, не больше. Встреча с осенней водой повторилась, только уже в ином обличье. Но – по порядку…

На острове мы оставили мою лодку, прихватив её цепью. Перетащили лодку Леонида через переволок и «отдохнули» уже в землянке, растопив печку, сваренную из листов железа. Затем прихватили спиннинги, и вышли на воду в протоку. И самое нелепое: все пять-шесть километров мы шли в отдельных лодках и не снимали жилетов, а тут нам стало жарко и тесно в них. Последовала цепь событий, не самых приятных, хоть и на рыбалке. Николай пересел на «банку» в носовой части, я по привычке, как на своей тяжёлой лодке, «даванул» вёслами и легкокрылая лодка Леонида с подрезанным носом стала уже подводной лодкой… И это посреди довольно широкой протоки. Вода в октябре мало чем отличается по температуре от воды зимней. Одежда уже тяжёлая. Словом, плыть было не очень комфортно. Выручили вёсла. Их мы подсунули в подмышки. Так и добрались, но к противоположному берегу протоки, так как выбирать было нечего. Мы находились ближе к этому берегу.

Ситуация была такова. Во время плавания у меня ушли на дно сапоги. Спички, которые всегда находились в запаянном пакете, куда-то делись. Телефоны вымокли и не подавали признаков жизни. Сверху падал дождь уже со снегом. И только зажигалка, которую я отогрел на шее, буквально спасла нам жизнь. Я срезал кусок бересты с берёзы и вскоре горел живительный костёр. На ноги я надел резиновые перчатки. По очереди, надевая сапоги, мы ходили за дровами. А утром, когда я нарезал жгуты из плаща ОЗК и мы начали таскать берёзы для постройки плота, нас сняли с острова рыболовы.

А лодку Леонида мы нашли, оплыв окрестности на моей шаланде. Она стояла у соседнего острова, с вещами и снастями, но полная воды. Перевернуть её или вычерпать воду тогда мы бы не смогли, да и не успели бы в ледяной воде.

Вот такая была пятница, тринадцатое…

Ночь на острове в пятницу, тринадцатого

 

Перейти на наш канал в Яндекс Дзен

 

Один комментарий

  1. Юрий

    Да верно! Не более 100 гр….И было бы всё хорошо. Но такие мы есть!…..

Добавить комментарий