Главная / Ловля на жерлицы / Финский крючок

Финский крючок

Не знаю, откуда пошло название – финский крючок? Но помню как в детстве, вместе с отцом на его жерлицы ловили мы громадных щук на озере и всегда мне казались удивительными эти крючки-усы, совершенно не похожие ни на какие другие крючки. А эти крючки отец и его друг называли финскими. Теперь уже, спустя годы, думаю, что названы они были так за лапландскую охоту и, вероятно, эскимосскую и прочих северных народов, где применялся довольно жестокий способ, по сути, ловли … медведя. Этот способ заключался в том, что китовый ус, его часть, помещали в тюлений жир, делая шарики и потом замораживая их. Шарики разбрасывали в местах жировки медведя. Зверь находил шарики по запаху и проглатывал их. Когда жир растапливался в желудке медведя, острые края китового уса впивались в плоть зверя и тот погибал. Жестоко, как вообще жизнь людей на севере, где приходилось выживать любой ценой. Медведи тоже регулярно задирали людей и попросту съедали, как свиную котлету. Тут кто – кого…

Финский крючок

 
 

Финский крючок на жерлице

Финский крючок состоит лишь из гнутой пружинной проволоки в виде отходящих в сторону острых усиков без жал-бородок. Крючки использовались в ловле на русскую снасть – рогульки-жерлички, сделанные или из сухой развилки кустарника или из рогатки, выпиленной из пластика или органического стекла. На такую рогатку наматывалось метров десять толстой лески, привязывалась застёжка для крепления металлического поводка, а выше ставился небольшой груз, размера грузила-оливки. Поводок из нихрома или другой крепкой, но мягкой проволоки снабжался финским крючком.

Шест под жерлицу втыкали по краю водной травы, но следили за тем, чтобы живец не цеплялся за кувшинки и сам шест. Обычно шест был длинным, около четырёх-пяти метров, стоял наклонно под острым углом. И живец не мог за него захлестнуться.

Жерлица рогатку с финским крючком

Сквозь жабры живца продевался поводок, а финский крючок потом занимал положение во рту рыбки, напоминая отходящими усиками действительно усы. Во время хватки щуки и при заглатывании хищником живца эти усики легко проскальзывали вместе с головой рыбки в глотку и желудок щуки. Но на обратном ходу усики коварного финского крючка добычу уже не отпускали, были острой распоркой в глотке или желудке хищника. Сходов с таких крючков не было, разве что с желудком, вывернутым наизнанку.

Конечно, рыбалка и охота промыслы довольно суровые и кисейным барышням в этом деле места нет. И всё дело в генетическом коде, заложенном в мужчину-добытчика ещё с древних времён, когда от добычи первобытного рыболова и охотника напрямую зависела жизнь его семьи и сообщества. Поэтому рыбалка не только для удовольствия, но и ради полновесного улова более обоснована, чем причинение боли и шока живому существу только для щекотания своих амбиций и пустого развлечения по принципу «поймал-отпусти». Это называется гуманизмом. Но никто не считал, сколько потом отпущенной рыбы погибает. Гуманистам это не нужно.

Но вернёмся к финскому крючку и ситуации с надёжностью его заглатывания хищником.

Вспоминается такой эпизод, случившийся когда-то на лесном озере, которое теперь стало заорганизованным водоёмом. Но тогда озеро было диким и редко посещаемым, в частности, из-за того, что находилось в запретной зоне авиационного полигона. Нередко ночами можно было видеть, как проходили над озером самолёты, а потом на далёком полигоне мелькали вспышки, и приходила вскоре взрывная волна.

Видимо, из-за безлюдности в озере развелось много крупной щуки. И она отлично ловилась на летние жерлицы-рогульки. Причём нередки были случаи, когда матёрая щука вытаскивала из дна озера мощные сосновые шесты, на которых обычно и подвешивались жерлицы.

Однажды такая щука схватила окунька-живца, ушла в траву и потом выкосила кругом леской целый островок кувшинок. Щука ходила кругами и резала кувшинки, пока не услышала нашу лодку. И вот тут щука показала, на что она способна… Мощная крупная рыбина стала выпрыгивать в «свечках» из травы и трясти головой, словно свирепая овчарка и, наконец, сошла с крючка, как нам показалось. Но она своим весом и рывками вывернула желудок вместе с крючком и ушла на дно рядом с лодкой. Отцу пришлось нырять в воду и ножом добивать беглянку, а потом поднимать в лодку. Вот такой он, финский крючок…

 
 

Один комментарий

  1. Михаил

    Хосспади,нырял и ножом добивал щуку….Не Данди фамилиё? :)))

Добавить комментарий